Владимир Акимов (vakimov) wrote,
Владимир Акимов
vakimov

Как объяснить украинцам, что они русские

Наверное, только ленивый до сих пор не высказывал своего мнения по поводу современной ситуации на Украине.
Я  не хочу высказывать собственных взглядов сейчас. Пусть выскажутся те, кого меньше всего слышно в СМИ, – сами жители Украины. Но не те горластые, что прячут свои лица от телекамер, и не те, которые своим мнением публично торгуют, а самые незаметные, которых в любом гражданском сообществе около 90%.

1989 год. Сумская область, город Путивль, музей С. Ковпака. Пожилой экскурсовод:
– В этом зале можно увидеть трофейное оружие, которым сражались наши советские партизаны. Ни один иноземный захватчик за всю историю России не мог сломить наш русский боевой дух. Здесь, в Спадщанском лесу, мы с вами также увидим землянки и блиндажи партизан. На оккупированных территориях нашей Советской Родины, как говорится, земля горела под ногами гитлеровцев.
Наш земляк дважды герой Советского Союза Сидор Ковпак служил срочную, если можно так выразиться, еще при царе. Отбыв военную службу в Александровском пехотном полку в Саратове, он остался работать там же в речном порту. Но вскоре на нашу землю пришла Первая мировая, в которую Ковпак был мобилизован и отличился – дважды стал кавалером Георгиевского креста. Вскоре после революции он вернулся в родную Котельву…




1993 год. Курская область, город Обоянь. Харьковчанин-продавец на рынке:
– Раньше мы из Харькова доезжали сюда на своем «запорожце» за два часа. Сейчас едем пять. Таможню выдумали: «А в багажнике что? А в сумках? А в карманах? А круглая печать есть?» Пока этих фантиков им в карман не сунешь, купонов… Зарабатывают, советскую экономику развивают. Ну да, да, теперь не советскую. Ладно мы на «запорожце», а если машина иномарочная, так на той и за пять часов не доедешь. Хотя смотря сколько фантиков сунуть. А ведь «запорожец» теперь тоже для вас иномарка. Знаешь, как у нас его зовут? «Опель-Кравчук»! Да… Оттяпал себе республику и не знает, что с ней делать. Заварили кашу, скорей бы это всё закончилось. Поначалу я думал, что это всё так, очередной завих, и скоро эти глупости прекратятся. Теперь, кажется, что всё только начинается. И куда прикатимся…
1998 год. Воронеж. Валерий, переселенец из Вышгорода Киевской области:
– Да, жилье у вас тут недешевое, еле наскреб на однушку. Я сам родился в Казахстане, всю жизнь там проработал. Потом, когда русских заставили на казахском разговаривать и с работы увольнять, мы (нас несколько семей) решились в Россию переехать. Помню, еще при Союзе, к брату в Вышгород ездил гостить. Нравилось. Он еще тогда к себе звал, да смысла не было. Я ж не думал, что… Словом, для меня Киевская область и была Россией. Вот сдуру алма-атинскую квартиру за бесценок отдал и переехал к брату. Хотя почему «сдуру»? – выбора не было, гнали. Семью перевез. Все русские тогда утекали, и многие – на Украину… Не заметили, как всё это произошло. Как в Воронеже оказался? Так на Украине то же самое началось, как и у казахов. Нас – врачей – заставили всю документацию переводить на мову. Ну, мы и хохотали! Думали: очередная глупость начальства. Мы ж тогда со смеху украинские названия медицинским терминам выдумывали, «из пальца». Сидели в ординаторской, сочиняли и хохотали. Главное, во всем мире в медицине латынь, а у них и тут мова. Лишь бы на русский не было похоже. Дохохотались. Нет, наши сочинения-то там прижились, только… Да просто есть там врачу нечего, вот и вся причина! Тут уж хоть мова, хоть латынь… Теперь вот еще раз в Россию переехал. А только и в этой России врачу не легче. С гражданством теперь вожусь. Пока в карман им не сунешь… Зарабатывают люди. Везде одинаково, проще было в самом начале казахский выучить.

   
2001 год. Сумская область, Недригайловский район. Капитан ДАI (Державтоінспекціи України):
– …Да я ж на радар смотрел, российские номера не заметил. Потом уж, когда палкой махнул. Конечно, поезжайте (добродушно улыбается). Тут не так часто россияне проезжают. Постойте, а почем у вас бензин? А зарплаты какие? Так, сразу не пересчитаю… А в долларах? Да… Похоже, вы и правда лучше нас живете. Зря тогда на прапорщика не остался, когда в Горьком служил…
2003 год. Киев. Сверхобщительный таксист Константин:
– Чуешь, грохоче? Ось там, в передке? Это мне кум шаровую зробыв. Як? Та стянув с базы лом, порезал, шось поколдовал там. Гремит, да… зато едет. Он сварщиком – кум. Бачишь, шов на капоте? Ага, тоже кум. А сам откуда? С Воронежа? Га, тож я чую, балакаешь не по-нашему. Ни, я по ихнему тож не умею. Це я так. У нас в Киеве раньше при Союзе, если кто мовою начинал, так на него оглядывались. Ну, вроде той – «село». Ну, вроде как у вас той – «с Урала, лапоть». Неприлично было как будто. А я на Урале служил, хорошие там ребята. Тогда ж Урал нашим был. И Тюмень. Я там работал. Зачем мы отказались? Та хто ж нас спросил. Вы вот зачем от Украины отказались? А? Во-от… Да вы-то не много потеряли. А мы… Как представлю, сколько у нас было всего: и Москва наша, и Ленинград, и Сахалин, и Камчатка, и Байкал, и Каспий, и океан, и Балтика… Кому эта самостийность стала потрибна, шоб им лопнуть! Сами Россию отдали… Ладно, а бензин у вас почем?
2004 год. Донецкая область. Город Торез. Пенсионерка:
– Десять лет назад у нас шахты позакрывались, трехкомнатная квартира стоила 200 долларов. Народ в Донецк утекал. Ваши, московские тогда много квартир скупили. Теперь продают их по 2000. Ничего, скоро Юля придет – у нас опять всё, как при советской власти, станет. Она по телевизору говорила, что… За нее голосовать пойду. Она говорила, что… Она мне на День Победы открытку прислала, сама расписалась. И соседке, и всем пенсионерам. Она у нас так улыбается! Молодец, девка! Красавица! Мы за нее. Не то, что этот рябой, страшный. А какая у вас на Москве пенсия? Сколько-сколько?

   
2006 год. Киев. Остановка возле Лавры. Старички благообразного вида:
– Нет, добром это не кончится.
– Не кончится.
– Это, с Галичины, уже приближается. Сначала там, у себя духовенство наше добьют, а как только тамошних добьют, так сразу и за здешних возьмутся. У нас на Руси эта цикличность пугает. Смотри, междуцарствие и Смута с чего начинались? Церкви жгли, священство вешали. А успокоилось когда? После всенародного покаяния, по молитвам Казанской Божией Матери. Тогда сразу и царя Бог нам дал, и ляхов со шведами мы обратно на запад выдавили. Потом жили и жили, и семнадцатый год стали сами себе готовить. Священство начали изводить, на царей стали покушаться. За этим, как всегда, логично – смута. Так и ломали церкви и вешали священников, пока до сорок первого года не довешались. Опять получили на свою голову. А перелом в войне когда начался? Когда послабление церквям началось. Вот, сейчас снова… Во Львове, говорят, уже ни одного священника не осталось. Один архиерей еще как-то держится. Осталось его убить или выгнать – и всё. Вот сразу оттуда и полезет к нам смута. Сразу полезет. А до нашего Киева это быстро докатится. Всегда у нас в России так.
– Ну, нам-то здесь под Лаврой не страшно, угодников столько…
– Подожди. Скоро останемся мы тут с тобой да еще десяток православных возле Лавры, а эти окружат и будут с палками ходить. Тогда поговорим.
– Тогда не говорить, тогда за Лавру умирать придется.
– Слепые мы, слепые. Жалко мне наш русский народ. Сами себе могилу роем. И сбежать уже некуда: позади Москва. А фронт к нам всё ближе и ближе.
– Ладно, мы пожили, молодых жалко…
2010 год. Киев. Молоденький сержант ДАI:
– Я що тоби, слепый? Я твои номера еще ось колы побачив. Це мабуть на вашой Москви можлыво рухатысь на червонэ свитло? Який ще «зеленый»?! Ни, це тоби не Москва! Мыкола, на яке вин свитло ихав? Який тоби зеленый – це ж кацап! Ось, бачишь, и Мыкола каже, що на червонэ. Гроши е? А бензин на Москви як? Скильки-скильки? От же ж!
2011 год. Полтавская область, город Глобино. Деревенская бабушка с четырех-пятилетним внуком:
– Скажить, будь ласка, як мени знайты вулыцю… як ии… той… Челюскинцив? Га, вы теж тильки прыихалы? Чи знаете? Ну добре… А я ось, бачишь, шукаю-шукаю… пытаю-пытаю… ни як не знайдемо… Тарасику, ты куды заховавсь? Злякавсь? Чого злякавсь?
– Бабуся, це москаль?
– Да, Тарасику, це з Москвы.
– Бабуся, а де у нёго хвист?
– От дурнэ! Вже наслухавсь! Ой, Божечки…
2014 год, август. Воронежская область, село Орлово. Наталья, беженка:
– Только не спрашивайте «Как вы докатились?». Надоели уже эти вопросы. Никуда мы не докатывались…
Конечно, умные люди давно поняли, к чему мы там все движемся. Только умных людей кто станет слушать? Да и вообще, а что нам было делать? Понятно, что пропаганда начинается ещё в яслях и в школе. Понятно. Но выбора-то у нас не было, другие-то школы где взять? И из телевизора тоже сплошная пропаганда, но ведь и телевизора другого нет, кроме… Кстати, мой Богданчик здесь на вашем телевизоре те же тупые американские мультики смотрит, как только я отвернусь. Те же самые. С этого и там начиналось.
…Это, кажется, Макаревич недавно что-то говорил, что Россия мешает Украине вырваться из лап Русского мира? Вот мы и видим, что получается, когда русский пытается вырваться из лап русского мира. Другой-то мир русскому не светит. Представьте, что где-нибудь в Архангельске детям начнут объяснять, что они не русские, а поморы. Что у них свой язык, что русский мир тянет с них налоги и всю жизнь тянул. Надо вырваться из лап русского мира. И если за архангельский народ Россия вовремя не заступится, то лет десять, думаю, пройдёт, и в Архангельске появится майдан. Надо всего лишь сделать так, чтоб архангельский народ перестал хотеть быть русским. Вот, так у нас и «докатились»…
Если б наши люди опять захотели стать русскими… Если б…
Как можно русскому вырваться из русского мира? Вот мы попробовали… Точнее, попробовали отмолчаться, когда за нас это делали. А как было иначе, как? И голосовали за кило картошки, да, было. Плевались и голосовали. Есть-то хочется. А здесь в Росси, в самом начале, разве такого не было?
Теперь даже не понятно, с чего надо начинать, чтобы вернуться… Нет, не к домайданной жизни. Тут надо, думаю, к дореволюционной возвращаться. Вот, как объяснить нам – украинцам – что мы русские, как? Не знаете? И никто теперь уже не знает…
Священник Алексий Лисняк



Tags: Украина, маразм
Subscribe
promo vakimov september 2, 2015 10:43 28
Buy for 20 tokens
Всколыхнулось ЖЖ сообщество, от сегодняшнего крутого изменения СК. Пошли разговоры об очередном изменении формулы подсчета СК. Спешу вас разуверить, формула не менялась, по крайней мере, уже несколько лет. Даже прошлогоднее якобы существенное изменение оказалось простым уточнением существующих…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments