Владимир Акимов (vakimov) wrote,
Владимир Акимов
vakimov

О чем не говорит правительство и СМИ России

Сразу хочу оговориться: я не сторонник той точки зрения, что политические мотивы в действиях международных антидопинговых расследователей отсутствуют вовсе. Однако давайте обратимся к статистике. Поинтересуемся, например, сколько допинговых дел против звездных отечественных спортсменов и тренеров было инициировано именно российской стороной? НИ ОДНОГО!. Хотя РУСАДА работает с 2008 года.

РУСАДА же всегда работало будто из-под палки — и если и начинало предпринимать какие-то действия в отношение своих спортсменов уровня сборных, то практически всегда под нажимом ВАДА и только в тех ситуациях, когда закрывать глаза на допинг-нарушения уже было невозможно. В этом контексте показательно дело Виктора Чёгина, печально известного тренера по спортивной ходьбе, чей авторитет в российском спорте был настолько велик, что его имя присвоили государственному Центру олимпийской подготовки в Саранске.
Между тем с 1999 года и на протяжение 17 лет 24 (!) ученика Чёгина попались на допинге и получили длительные дисквалификации, причем двое — пожизненные, а еще двое – восьмилетние.

Однако это не мешало Чёгину продолжать тренировать – и не просто тренировать, а работать с национальной сборной. Ни у РУСАДА, ни у Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) к нему никаких претензий не возникало. Более того, с 2009-го по 2011-й его трижды признавали «тренером года». Пожизненно дисквалифицирован Чёгин был лишь в 2016-м. Никаких признаний от него так никто и не добился, а воспитанники оскандалившегося тренера написали в его защиту письмо президенту. Цитирую: «Решения, принятые в  отношении Виктора Михайловича и ликвидированного Центра олимпийской подготовки носят исключительно субъективный характер с политическим подтекстом, так как были приняты под огромным давлением WADA и Международной ассоциации легкоатлетических федераций».

Молчание или отрицание — весьма характерная для России реакция на допинг-обвинения. Наши спортсмены, тренеры и спортивные чиновники в ситуации выбора между признанием и отрицанием своей вины и ответственности, как правило, выбирают второе, даже если вина и ответственность доказаны.

И еще одно кардинальное отличие в отношении к допингу в России и на Западе. Там изобличенный в его применении спортсмен становится изгоем. Его карьера сломана, он опозорен и, как правило, разорен.
У нас мы наблюдаем другую картину. Ольга Каниськина, олимпийская чемпионка по спортивной ходьбе, одна из воспитанниц тренера Чёгина, дисквалифицированная за применение допинга, назначается заместителем директора Мордовской республиканской школы олимпийского резерва.

Штангист, олимпийский чемпион Дмитрий Берестов, в 2006-м отстраненный от соревнований на два года за применение анаболических стероидов, становится вице-президентом Федерации тяжелой атлетики России и одновременно — директором Школы олимпийского резерва Московского городского физкультурно-спортивного объединения.

Знаменитые лыжницы Лариса Лазутина и Любовь Егорова, также в разное время дисквалифицировавшиеся за допинг, сейчас — депутаты соответственно Московской областной думы и Законодательного собрания Санкт-Петербурга, причем первая председательствует в комитете по вопросам образования и культуры, а вторая — в профильной комиссии по делам физической культуры и спорта.
И таких примеров можно привести еще множество.

Так может быть, наши оппоненты не так уж и неправы? Может быть, во всем этом и впрямь просматриваются признаки «государственной системы», пусть даже и не в том понимании, какое вкладывает в это словосочетание канадский юрист Ричард Макларен? В самом деле, о каком неприятии допинга, о какой борьбе с ним может идти речь, если в России те, кто попадался на допинге, пользуются едва ли не всеобщим сочувствием и поддержкой — как моральной, так и материальной — на уровне государственных структур. Если они продолжают работать в спорте, если именно им доверяют воспитание юных российских атлетов?
 

После провала российской сборной на Играх-2010 в Ванкувере Владимир Путин рассказал о своих ожиданиях от следующей зимней Олимпиады, которая впервые должна была пройти в России. «На Олимпиаду, — сказал президент, — приезжают не для того, чтобы попотеть». Эти вполне справедливые слова главы государства вполне могли быть услышаны нашими спортивными чиновниками — в меру их понимания — как призыв к абсолютной победе, для обеспечения которой все средства хороши.

Победа, как известно, была достигнута, а вот «методами» Россию попрекают до сих пор. Теперь из-за проблема допинга, давно захватившая российский спорт, мы отлучены от Пхенчхана. Решить эту проблему быстро не получится: мы слишком долго работали на свою репутацию, теперь она работает против нас.
Тем не менее ситуация все еще не выглядит безнадежной. Чтобы сдвинуть ее в позитивную сторону, Россия должна как можно быстрее – самостоятельно и твердо, без понуканий со стороны международных структур — начать в своем спортивном хозяйстве реальную «большую стирку». Попытки выдать за таковую уголовное дело, задним числом возбужденное Следственным комитетом против много знавшего, но безвозвратно ускользнувшего доктора Родченкова, нам засчитаны не будут. Борьба должна быть настоящей, ее результаты – весомыми и зримыми.
Пока у нас нет ни того, ни другого.

Кирилл Кулаков


Tags: Россия, Спорт Допинг
Subscribe
promo vakimov september 2, 2015 10:43 28
Buy for 20 tokens
Всколыхнулось ЖЖ сообщество, от сегодняшнего крутого изменения СК. Пошли разговоры об очередном изменении формулы подсчета СК. Спешу вас разуверить, формула не менялась, по крайней мере, уже несколько лет. Даже прошлогоднее якобы существенное изменение оказалось простым уточнением существующих…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments