Владимир Акимов (vakimov) wrote,
Владимир Акимов
vakimov

Почему русская рыба дорожает


Российские рыбопромышленники не хотят продвигать свою продукцию на отечественном рынке. С чем это связано и как влияет на цены
Примерно раз в неделю Федеральное агентство по рыболовству торжественно заявляет об увеличении объемов вылова российскими рыбаками. В ноябре плюс 2% по отношению к прошлому году, это больше примерно на 85 000 т. А вот другие цифры от Росстата. В 2014 году каждый россиянин съедал примерно 22,7 кг рыбы, что соответствует рекомендациям Минздрава. В прошлом году этот показатель опустился до 18 кг, в этом году он по всем прогнозам рухнет еще ниже и составит не более 15 кг.
Понятно, что большая часть выловленной российской рыбы уходит на экспорт. Понятно и то, что коренная модернизация промыслового флота в виде ожидаемых 100 новых траулеров до 2024 года сильно ситуацию не изменит. Просто на экспорт пойдет больше филе и фарша, то есть продукции с высокой добавленной стоимостью, а рыбаки больше заработают и поделятся с бюджетом в виде налоговых отчислений. Это нормально: рыбная отрасль, как и нефтегазовая, всегда была ориентирована на экспорт и валютную выручку. Удивляет другое — почему рыбопромышленникам, как и отраслевому регулятору в лице Росрыболовства, настолько не интересен их родной, российский покупатель?
А российский потребитель вынужден питаться только сводками о повышении цен на продукты из рыбы. К примеру, красная икра за 3 года подорожала фактически вдвое, перевалив отметку 3000 рублей за килограмм и вернувшись в премиум-сегмент. Ну ладно икра, тем более качественная, которая была сильно недооценена до этого. Но так называемая белая морская рыба — треска, минтай, навага, пикша — на наших глазах терпит сокрушительное поражение, уступая дешевой курятине и свинине, потребление которых в России в сумме увеличилось примерно на 8 кг на человека в год.
Вместе с тем даже самый закоренелый лоббист всероссийского мясного цеха признает, что белая дикая рыба гораздо полезнее бройлерной курятины. Хотя бы потому, что в океаническую рыбу не добавляют никаких добавок и подкормок, это просто невозможно технически, в отличие, кстати, от той же аквакультурной семги, или форели.

Может ли государство подтолкнуть рыбопромышленников к снижению цен? Разумеется, может. Но по каким-то причинам не хочет, мотивируя это тем, что вопросы продаж и ценообразования должен решать сам рынок. Как решает рынок, все мы увидели на примере байкальского омуля. Рынок его раскрутил до такой степени, что объем популяции из-за перелова сократился с 25 000 т до 10 000 т. В результате Росрыболовство объявило тотальный запрет на вылов, местные рыбзаводы теперь будут в авральном порядке разводить мальков омуля, а рыбаки, продавцы и покупатели просто ждать, чем это закончится. Без омуля.
Такова цена стихийной любви рынка к отдельно взятому продукту, который по вкусу и полезным свойствам на самом деле ничем не лучше того же минтая. Но минтай, согласно рыночному менталитету, это у нас по-прежнему рыба для котов, то есть не статусная и не престижная. Хотя китайцы, которые являются королями аквакультуры со своим вкладом  67% в общемировой рынок искусственно разведенной рыбы, так не считают и российский минтай закупают охотно. Вернее, закупают свежемороженые тушки без головы, делают из них филе и фарш и продают нам обратно, только втрое дороже.
Вот такой у нас рыбный рынок, где каждый предоставлен самому себе, а покупатель, сравнив ценники, в очередной раз делает выбор не в пользу здорового питания и отечественной продукции.

Полина Кирова

Subscribe
promo vakimov may 9, 19:01 7
Buy for 20 tokens
Средний размер пенсии в России 13.3 тыс. рублей или чуть больше, это неважно. Важно много ли пенсионеров получают пенсии хотя бы равной средней. Их должно быть большинство, потому как все нынешние пенсионеры трудились в СССР, где тунеядство наказывалось, а добросовестный труд поощрялся и все они…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments